ГЛАВНАЯ БОГОСЛУЖЕНИЯ ПРАЗДНИКИ ИСТОРИЯ И СОБЫТИЯ ФОТО / ВИДЕО / АУДИО КОНТАКТЫ

Содержание:

Во славу Господа. Страдания и чудеса святого великомученика Димитрия Солунского

Часовня на «Стеклянной горке»

Сельский сход решил: храму - быть

Милые тихие Коломяги

Вдали от суетных селений

С Креста не сходят. Время безбожного лихолетья

Церковный приход - одна семья
«Для всех он сделался всем...» Отец Иоанн Горемыкин
Святая жертва

Были о блокаде
За героев молились всем миром
Хлеб жизни, дар Божий

«Не от мира сего»
Горел божественным огнем...

Под твою милость прибегаем... Древнейшая святыня

Сегодня как и сто лет тому назад


Санкт-Петербург
2006
 

Сто славных лет. Храм святого великомученика Димитрия Солунского.
Милые тихие Коломяги

Старинное село Коломяги... Излюбленная дачная местность, некогда живописный пригород столицы на север от Невы, воспетый художниками и поэтами.

Необычное название Коломяг восходит к допетровским временам. Здесь, на возвышенности, находилось финское поселение. "Коло" по-фински значит углубление, пещера; "мякки" - горка, холм. Иными словами, "норная гора". Возможно, полагают другие исследователи, на горе производилась первичная обработка деревьев (от "колоа" - окорять, очищать от коры). Название явно не относилось к населенному пункту, а к урочищу, и по этой причине не упоминается в писцовых книгах бывшей Вотской пятины и шведскими картами Ингерманландии.

Другие историки толкуют название поселка от финского "келло" - колокол. Имеется в виду колокол на горе - вышка с сигнальным колоколом. Такие звонницы сооружались в древности, чтобы предупредить о вторжении неприятеля. На дореволюционных планах Петербурга поблизости от Коломяг обозначали пунктирный пятиугольник с надписью: "Остатки шведского укрепления XVII века". Действительно, на этих исконно русских землях Вотской пятины Великого Новгорода более ста лет хозяйничали шведы.

После возвращения России этого края Петр I жаловал опустошенные Северной войной и обезлюдевшие земли своим сподвижникам, причем право на вечное владение давалось лишь в том случае, "ежели оные... исправно русскими будут заселены".

Таким образом первым владельцем Келломяк-Коломяг в 1726 году стал генерал-адмирал барон А.И. Остерман. Ему был пожалован участок площадью около 3700 десятин, ограниченный рекой Большая Невка, Финским заливом, речками Каменкой и Черной.

В елизаветинское время после опалы "за многие вины" Остерман был сослан на Урал. И эти земли указом императрицы перешли канцлеру графу А.П. Бестужеву-Рюмину.

Царские вельможи переселяли сюда крепостных из принадлежащих им деревень в центральной части России. Коренные коломяжцы связывали свое происхождение с поволжскими местами, а южную половину деревни долго называли "галицкой". Переселенцы построили избы, положив начало возникновению деревень Старая, Новая и Коломяги. Граф А.П. Бестужев-Рюмин возвел церковь Благовещения Пресвятой Богородицы между Новой и Старой деревнями.

С кончиной Бестужева-Рюмина, не имевшего наследников, мыза по линии его жены перешла в род Волконских. А 31 января 1789 года "село Благовещенское, Каменный Нос тож, с деревнями Новой, Старой и Коломягами, приобрел по купчей от девицы княжны Анны Алексеевны Волконской уволенный от службы подполковник Сергей Савин сын Яковлев". Это был сын столичного миллионера Саввы Яковлевича, по прозвищу Собакин.


Савва Яковлевич Яковлев, по прозвищу Собакин (1712-1784). Купец-миллионер, благотворитель и храмоздатель

Крестьянин Осташковского уезда, в царствование Анны Иоанновны молодым он пришел в Петербург "с полтиной в кармане и с родительским благословением". Дело начал с торговли рыбой, скопил средства, перешел в купеческое сословие и "за особые заслуги" получил от Петра III права потомственного дворянина. Яковлев-старший прославился возведением знаменитой Успенской церкви на Сенной площади, взорванной в 1961 году ради строительства станции метро "Площадь мира".

Его многомиллионное наследство, состоявшее из 20 уральских железоделательных и медеплавильных заводов, 5 фабрик в Ярославской губернии, нескольких лавок и домов в Петербурге и Нижнем Новгороде, перешло жене и сыновьям, в том числе Сергею Саввичу.

Сергей Саввич (1763-1818), получив после смерти отца-миллионера свою долю наследства, вышел в отставку, занялся поставками для армии и, приумножив свой капитал, дослужился до чина действительного статского советника. На мызе Каменный Нос между деревнями Старой и Новой он построил обширную усадьбу - ее называли "мызинское место", где жил с женою и семью дочерьми.

Через пять лет, когда девушки вышли замуж, мыза была разделена на семь частей. Каждой части был присвоен номер, и наследницы метали жребий. В результате деревня Коломяги разделилась на две половины между номерами 6 и 7. Границей служил ручей Безымянный.

Южная часть Коломяг отошла Екатерине Сергеевне, в замужестве Авдулиной. Ее муж, генерал-майор Алексей Николаевич Авдулин, являлся большим ценителем искусств и активным участником Общества поощрения художников, был знаком с А.С. Пушкиным.


Е.С. Авдулина (1787-1832), одна из семи дочерей С.С. Яковлева. Ее портрет кисти О. Кипренского хранится в Русском музее

Северная часть Коломяг досталась зятю С.С. Яковлева - генералу от кавалерии Алексею Петровичу Никитину, герою Отечественной войны 1812 года. Его жена Елена Сергеевна, родив в 1817 году дочь Елизавету, скончалась в родах. Юной наследнице было всего шесть лет, когда происходил родственный раздел земель. Отец, назначенный опекуном Елизаветы, стал первым владельцем усадьбы.

Алексей Петрович Никитин был личностью незаурядной. Родившись в небогатой дворянской семье, он в 11 лет остался круглой сиротой и указом Екатерины был зачислен в Артиллерийский и инженерный корпус, который блестяще окончил в 1796 году. Своими способностями он обратил на себя внимание Павла I и вскоре дослужился до чина майора.

Отличился в боях под Бородиным - при защите батареи Н.Н. Раевского конная рота Никитина потеряла 90 человек и 113 лошадей, он был серьезно контужен, но не оставил строя до самого конца битвы. Оправившись, действовал под Тарутиным, Малоярославцем, Красным. В 1814 году в свите императора Александра I въезжал в Париж. За боевые заслуги награждался высшими русскими и иностранными орденами и дважды золотой, украшенной бриллиантами шпагой с надписью "За храбрость". В 1842 году он получил орден святого Андрея Первозванного, а 19 сентября 1847 года за заслуги перед Отечеством был возведен в графское достоинство.


Граф Алексей Петрович Никитин, герой Отечественной войны 1812 года

Вступив во владение участком, Никитин вначале построил в Коло-мягах деревянный дом для летнего пребывания дочери. После смерти Е.С. Авдулиной ее муж продал свою половину деревни А.П. Никитину за 82,5 тысяч рублей. Император Николай I, "снисходя на просьбу" прославленного генерала, обратил родовое имение в майорат: оно, таким образом, признавалось нераздельным и неотчуждаемым. В составе майората числилось 960 десятин земли и 184 души крестьян мужеского пола.

По проекту архитектора А.И. Мельникова в деревне был выстроен каменный дом-особняк с садом и хозяйственными постройками. По фасадам здания - окна с полуциркульными завершениями и четырех-колонными портиками. Стены и потолок главного зала были обрамлены скульптурным орнаментом, а торцевые стены украшали лепные гербы Никитина и Орлова-Денисова. Особняк и теперь стоит на Главной, бывшей Елизаветинской улице.

Гостями генерала бывали многие из его соратников, чьи портреты, как и портрет самого Никитина кисти художника П.Н. Орлова, сейчас можно увидеть в военной галерее Зимнего дворца. Среди них - А.И. Остерман-Толстой, разбивший в бою под Кульмом корпус Ванда-ма, А.И. Альбрехт, родственник Никитиных, отличившийся под Аустерлицем, граф В.В. Орлов-Денисов, сражавшийся под Тарутиным и Лейпцигом. За его сына и вышла замуж дочь Никитина - Елизавета. Впоследствии дочери Орловых-Денисовых выходили замуж за потомков героев Отечественной войны - НА. Мусина-Пушкина, П.А. Тучкова, B.C. Голицына, Н.Н. Граббе.

Напротив особняка, через улицу, размещалась мыза с оранжереями, пасекой и сельскохозяйственной фермой. Здесь в 1880 году проводилась публичная демонстрация впервые привезенных из Америки жатвенных и сноповязальных машин.

Со времени учреждения майората крестьяне платили помещику денежный оброк 13 рублей 23 копейки с мужской души, включая обязанность "отбывать на господских работах на лошадях до 70 подвод и по 100 летних мужских дней пеших".

К следующей главе

   Храм Святого Великомученика Димитрия Солунского, СПб, 1-я Никитинская улица, д. 1а, 2014г.