ГЛАВНАЯ БОГОСЛУЖЕНИЯ ПРАЗДНИКИ ИСТОРИЯ И СОБЫТИЯ ФОТО / ВИДЕО / АУДИО КОНТАКТЫ
Пасхальное поздравление Отца Настоятеля

Обращение отца настоятеля перед Великим Постом

Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня

Рождество Пресвятой Богородицы

Успение Пресвятой Богородицы

Преображение Господне

Богооткровенное наследие святых Апостолов Петра и Павла

День Святой Троицы

Вознесение Господне

Преполовение Пятидесятницы

Благовещение

Воскресение Христово

Праздник Вербного Воскресения

История Великого Поста

Сретение Господне

Богоявление

Обрезание Господне

Рождество Христово

Рождество Христово

Рождественский пост

Святой благоверный великий князь Александр Невский

Введение Пресвятой Богородицы во Храм

Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил Бесплотных

Димитриевская родительская суббота

Покров Пресвятой Богородицы

 

Праздники
Воздвижение Честнаго и Животворящего Креста Господня

Празднуется Святой Православной Церковью 27 сентября (14 сентября по старому стилю).

Установление праздника.
Воздвижение Честнаго и Животворящего Креста Господня является единственным праздником, получившим начало одновременно с самим событием, которому он посвящен. Первое Воздвижение отпраздновано при самом обретении Креста в Иерусалимской Церкви, т. е. в IV-ом в., а так как с этим праздником было (в 335 г.) соединено освящение (день Обновления) построенного Константином Великим на месте самого обретения Креста, храма Воскресения, сделало с самого начала здесь этот праздник одним из самых торжественных в году. Воспоминание обретения Честнаго Креста изначально вошло в праздничное торжество в честь Обновления. О праздновании Воздвижения 14 сентября в IV-го в. на Востоке есть свидетельство в жизни св. Иоанна Златоуста, Евтихия патр. Константинопольского (+582 г.), Симеона юродивого (+ок. 590 г.). О большом стечении паломников в Иерусалим на этот праздник и о торжественном совершении его здесь свидетельствует и житие преп. Марии Египетской (VI-го в.), а также свидетельства паломницы Эгерии (Сильвии). Но замечательно, что в IV-ом в. поклонение честному древу Креста было приурочено в Иерусалимской Церкви еще не к этому празднику, а к великой пятнице, как и ныне у римо-католиков.

Событие обретения Честнаго Креста.
Римские императоры-язычники пытались полностью уничтожить в человечестве воспоминания о священных местах, где пострадал за людей и воскрес Господь наш Иисус Христос. Император Адриан (117 – 138гг.) приказал засыпать землей Голгофу и Гроб Господень и на искусственном холме поставить капище языческой богини Венеры и статую Юпитера. На это место собирались язычники и совершали идольские жертвоприношения. Однако через 300 лет Промыслом Божиим великие христианские святыни - Гроб Господень и Животворящий Крест были вновь обретены христианами и открыты для поклонения. Это произошло при равноапостольном императоре Константине Великом (память 21 мая), первом из римских императоров, прекратившем гонения на христиан.
Святой равноапостольный Константин Великий (306 – 337гг.) после победы в 312 году над Максентием, правителем Западной части Римской империи, и над Ликинием, правителем Восточной ее части, в 323 году сделался единодержавным правителем огромной Римской империи. В 313 году он издал так называемый Миланский эдикт, по которому была узаконена христианская религия и гонения на христиан в Западной половине империи прекратились. Правитель Ликиний, хотя и подписал в угоду Константину Миланский эдикт, однако фактически продолжал гонения на христиан. Только после его окончательного поражения и на Восточную часть империи распространился указ 313 года о веротерпимости. Равноапостольный император Константин, содействием Божиим одержавший в трех войнах победу над врагами, видел на небе Божие знамение - Крест с надписью "Сим победиши". Горячо желая отыскать Крест, на котором был распят Господь наш Иисус Христос, равноапостольный Константин направил в Иерусалим свою мать, благочестивую царицу Елену (память 21 мая), снабдив ее письмом к Патриарху Иерусалимскому Макарию. Хотя святая царица Елена к этому времени была уже в преклонных годах, она с воодушевлением взялась за исполнение поручения. Языческие капища и идольские статуи, наполнявшие Иерусалим, царица повелела уничтожить. Разыскивая Животворящий Крест, она расспрашивала христиан и иудеев, но долгое время ее поиски оставались безуспешными. Наконец, ей указали на одного старого еврея по имени Иуда, который сообщил, что Крест зарыт там, где стоит капище Венеры. Капище разрушили и, совершив молитву, начали копать землю. Вскоре были обнаружены Гроб Господень и неподалеку от него три креста, дощечка с надписью, сделанной по приказанию Пилата, и четыре гвоздя, пронзившие Тело Господа. Чтобы узнать, на котором из трех крестов был распят Спаситель, Патриарх Макарий поочередно возложил кресты на покойника. Когда был возложен Крест Господень, мертвец ожил. Увидев воскресшего, все убедились, что найден Животворящий Крест. Христиане, в бесчисленном множестве пришедшие поклониться Святому Кресту, просили святителя Макария поднять, воздвигнуть Крест, чтобы все могли, хотя издали, благоговейно созерцать Его. Тогда Патриарх и другие духовные лица начали высоко поднимать Святой Крест, а народ, взывая: "Господи, помилуй", благоговейно поклонялся Честному Древу. При обретении Животворящего Креста совершилось и другое чудо: тяжело больная женщина, при осенении ее Святым Крестом, сразу исцелилась. Старец Иуда и другие иудеи уверовали во Христа и приняли святое Крещение. Иуда получил имя Кириак и впоследствии был рукоположен во епископа Иерусалимского. В царствование Юлиана Отступника (361 – 363гг.) он принял мученическую смерть за Христа (память священномученика Кириака 28 октября). Точная дата обретения Честнаго Креста неизвестна, по-видимому, оно имело место в 325 или 326 г.

Утверждение и распространение праздника в христианском мире.
Как отмечалось выше, установление праздника Крестовоздвижения связано с праздниками в честь освящения базилики Мартириума и ротонды Воскресения в Иерусалиме. Уже в конце IV-го в. праздник Обновления был в Иерусалимской Церкви одним из трех главных праздников года, наряду с Пасхой и Богоявлением. Обновление праздновалось в продолжение восьми дней в течение которых каждый день торжественно совершалась Божественная литургия, а храмы украшались так же, как на Богоявление и на Пасху. На праздник в Иерусалим приходило множество людей, в том числе и из отдаленных областей — Месопотамии, Египта, Сирии. Обновление праздновали в тот же день, когда был обретен Крест Господень. В V-ом в. праздник Обновления отмечался по-прежнему очень торжественно, также в продолжение 8 дней, в течение которых «преподавалось даже таинство Крещения». На второй день праздника Обновления Честный Крест показывали всему народу. Тем самым, первоначально Крестовоздвижение было установлено всё-таки как дополнительный праздник, сопровождающий собой основное торжество в честь Обновления. Начиная с VI-го в. Крестовоздвижение стало постепенно делаться более значительным праздником, чем праздник Обновления. Само слово «воздвижение» (ypsosis) среди сохранившихся памятников впервые встречается у Александра Монаха (527–565гг.), автора похвального слова Кресту, которое должно читаться на праздник Крестовоздвижения согласно многим литургическим памятникам византийской традиции (включая современные русские богослужебные книги). К VII в. тесная связь праздников Обновления и Крестовоздвижения перестала ощущаться — возможно, по причине нашествия персов на Палестину и разграбления ими Иерусалима в 614 г., повлекшего за собой пленение Честнаго Креста персами и частичное разрушение древней иерусалимской литургической традиции. Так, свт. Софроний Иерусалимский в проповеди говорит, что он не знает, почему в эти два дня (13 и 14 сентября) Воскресение предшествует Кресту, то есть — почему праздник Обновления храма Воскресения предшествует Воздвижения, а не наоборот и что причину этого могли знать более древние епископы.
В Константинополе же праздник Обновления иерусалимских церквей изначально не имел такого значения, как в Иерусалиме. С другой стороны, почитание Честного Древа Креста Господня, начавшееся еще при св. равноапостольном Императоре Константине и особенно усилившееся после победного возвращения св. Креста Императором Ираклием из персидского плена в марте 631 г. Напомним, что В царствование Византийского императора Фоки (602 - 610) персидский царь Хозрой II в войне против греков разбил греческое войско, разграбил Иерусалим и увез в плен Животворящий Крест Господень и Святого Патриарха Захарию (609 - 633). Крест пробыл в Персии 14 лет и лишь при императоре Ираклии (610 - 641), который с помощью Божией победил Хозроя и заключил мир с сыном последнего, Сироесом, христианам была возвращена их святыня - Крест Господень. С великим торжеством Животворящий Крест был принесен в Иерусалим. Император Ираклий в царском венце и порфире понес Крест Христов в храм Воскресения. Рядом с царем шел Патриарх Захария. У ворот, которыми восходили на Голгофу, император внезапно остановился и не мог двинуться дальше. Святой Патриарх объяснил царю, что ему преграждает путь Ангел Господень, ибо Тот, Кто нес на Голгофу Крест для искупления мира от грехов, совершил свой Крестный путь в уничиженном виде. Тогда Ираклий, сняв венец и порфиру, надел простую одежду и беспрепятственно внес Крест Христов в храм. Учитывая вышеприведённые обстоятельства, постепенно Крестовоздвижение становится одним из великих праздников литургического года и в рамках константинопольской традиции, которая в послеиконоборческий период стала определяющей в богослужении всего православного мира. Воздвижение окончательно превосходит праздник Обновления, который хотя и сохранился в богослужебных книгах вплоть до настоящего времени, сделался предпраздничным днем перед Крестовоздвижением.
Вообще распространение праздника Крестовоздвижения по другим Церквам Востока происходит достаточно быстро, особенно в тех местах, которые владели частью животворящего древа. Казалось бы, что широкое распространение и вместе усиление в торжественности праздник должен был получить по возвращении Иерусалимского древа Креста из персидского пленения. Однако, день торжественного внесения Животворящего Древа Ираклием в Иерусалим (3 мая) стал праздноваться лишь у римо-католиков под именем «дня обретения Креста». Это могло произойти именно по той причине, что Восток имел уже праздник в честь Животворящего Креста 14 сентября и в новом не нуждался. Причём насколько медленно праздник посвящённый Кресту распространяется на западе, настолько быстро на востоке. Самое раннее упоминание о празднике связанным с Крестом западных памятников — в Силосском (испанском) лекционарии (650 г.), под именем «дня св. Креста» 3 мая. Так же под именем «обретения св. Креста» о нём упоминается в весьма древней галликанской литургии. Праздник возвращения св. Креста при Ираклии 3 мая почти повсеместно распространен на Западе уже в VII в., в то время как 14 сентября становится впервые известно под именем «воздвижения Креста» (exaltatio crucis) лишь в VIII в., и то лишь по местам. В некоторых же церквах, например, в Миланской, последний праздник вводится лишь в XI в. На Востоке же практически ни один из древнейших календарей не обходится без Воздвижения.

Дата праздника.
Александр Монах писал, что 14 сентября — это дата празднования Воздвижения и Обновления, установленного отцами по повелению императора. Выбор 13 или 14 сентября как даты праздника Обновления мог быть обусловлен как самим фактом освящения храмов именно в эти дни, так и сознательным выбором. По мнению ряда исследователей, праздник Обновления стал христианским аналогом ветхозаветного праздника Кущей, одного из трех главных праздников ветхозаветного богослужения (Лев 34. 33–36), отмечавшегося на 15-й день 7-го месяца по ветхозаветному календарю (этот месяц примерно соответствует сентябрю), тем более что освящение Соломонова храма также произошло во время Кущей. Кроме того, дата праздника обновления 13 сентября совпадает с датой освящения храма Юпитера Капитолийского в Риме, и христианский праздник мог быть установлен взамен языческого. Наконец, возможны параллели между Воздвижением Креста 14 сентября и днем Распятия Спасителя 14 нисана, а также между Крестовоздвижением и праздником Преображения, празднуемым за 40 дней до того. Таким образом, вопрос о причине выбора именно 13 сентября как даты празднования Обновления (и соответственно 14 сентября как даты праздника Крестовоздвижения) в современной исторической науке окончательно не решен.

Значение праздника.
Будучи однородным по соединяемому воспоминанию с седмицей страстей Христовых, настоящий праздник по характеру совершенно отличается от тех, исключительных в году по умилительности и величию дней «святых и великих». То дни плача над Божественным Страдальцем, а это день радости о следствиях Его страдания, о плодах искупления. Это праздник именно в честь самого искупления в лице главного орудия, знамения и проводника его на нас. Орудие это достойно такого чествования, самостоятельного празднования в честь его не только по тому значению, которое оно имело в самом акте искупления, не только в виду той важности, которую оно с течением времени получило в жизни христиан, но и по тому, чем оно было для самого Христа. «Крест именуется славой Христовой и высотой Христовой», — говорит св. Андрей Критский (слово на Воздвижение), ссылаясь в подтверждение первой мысли на Ин. 13:31; 17:5; 12:28, а второй на Ин. 12:32: «аще Аз вознесен буду от земли...». «Если же Крест Христов составляет славу Христа, то и в настоящий день крест воздвигается для того, чтобы Христос прославился. Не Христос возвышается, чтобы славился Крест, но возвышается Крест, чтобы прославился Христос». Будучи Христовым, Его славой и высотой, Крест этот слишком близок нам уже по первоначальной идее своей. Он, собственно, наш Крест. Христос «понес на раменах своих тот самый крест, на каком распяли его, как принявший на себя наказания, определенные согрешившим»; Он «крест понес нам принадлежащий» (св. Кирилл Александрийский на Ин. кн. 12). Отсюда те неисчислимые блага, которые излиты на нас Крестом. «Сей добрый кормчий, наполнив изобилием всю жизнь нашу и умирив ее, доставил еще нам в будущности вечную жизнь» (св. Ефрем Сирин, слово на Честной Крест). «Крестом избавились мы от вражды и Крестом утвердились в дружбе с Богом. Крест сочетал людей с ликом ангелов, сделав их природу чуждой всякого тленного дела и доставив им возможность проводить нетленную жизнь» (слово на Воздвижение Василия Селевкийского, приписываемое и св. Иоанну Златоусту). «Он сделал чистой землю, возвел наше естество на царский престол» (св. Иоанн Златоуст, слово на поклонение Кресту). «Этот Крест обратил на истинный путь вселенную, изгнал заблуждение, возвратил истину, землю сделал небом» (слово о Кресте, приписываемое св. Иоанну Златоусту). «Он положил конец беззаконным делам мира, пресек его безбожные учения, и мир не угождает уже более диавольским законам и не связывается узами смерти; (Крест) утвердил заповедь целомудрия и искоренил сладострастие; освятил правило воздержания и низложил господство похоти. В самом деле, какое добро получено нами помимо Креста? Какое из благ даровано нам не через Крест? Через Крест мы научились благочестию и познали силу Божественной природы; через Крест мы уразумели правду Божию и постигаем добродетель целомудрия; через Крест мы познали друг друга; через Крест мы познали силу любви и не отказываемся умереть друг за друга; благодаря Кресту мы презрели все блага мира и вменили их ни во что, ожидая будущих благ и невидимое принимая, как видимое. Крест проповедуется — и истина по всей вселенной распространяется, и царство небесное удостоверяется» (слово на Воздвижение Василия Селевкийского или Иоанна Златоуста).
Помимо приобретения для человечества этих высших духовных благ, Крест издревле стал проявлять спасительную силу свою и в чисто житейских нуждах христиан. «Это знамение и во времена наших предков, отверзало заключенные двери, оно угашало губительные яды, исцеляло укусы ядовитых зверей. Если оно отверзло врата ада и открыло небесный свод, восстановило вход в рай и сокрушило силу диавола, то что удивительного, если оно преодолевает губительные яды?» (слово на поклонение Кресту, приписываемое св. Златоусту).
Наряду с этим, так сказать, таинственным, мистическим значением для христианина, крест получил для него и чисто моральное значение. Он стал ободрением и поддержкой для него в тягостях личного крестоношения. «Посмотрите, — как бы говорит Христос, — на то, что совершил Мой Крест; сделайте и вы такого рода оружие, и совершите то, что хотите. Пусть (последователь Христов) будет так готов к тому, чтобы претерпеть заклание и быть распятым на кресте, говорит Господь, как готов тот, кто несет крест на своих плечах; пусть считает себя в столь близком соседстве со смертью. Перед таким человеком все приходят в изумление, потому что мы не так боимся вооруженных бесчисленными человеческими орудиями и крепким мужеством, как человека, одаренного такой силой» (слово на поклонение Кресту). «Воззрение на крест вдыхает мужество и изгоняет страх» (св. Андрей Критский). Наконец, крест получил для христианина и эсхатологическое значение. «Тогда, сказано, явится знамение крестное на небе. Когда „тогда”? Когда силы небесные подвигнутся. Тогда украшенные знамением церковным, стяжавшие себе этот многоценный бисер, хорошо сохранившие этот образ и подобие, восхищены будут на облаках» (Пантолей, пресвитер Византийский). Не удивительно, что крест стал знамением христианина. «Крест дан нам в качестве знамения на челе точно так же, как Израилю обрезание; ибо через него мы верные различаемся и распознаемся от неверных» (преп. Иоанн Дамаскин). Постепенно христианство оценило все значение для него этого знамения, этого трофея победы Христовой. И тут промысел пришел на помощь Церкви непосредственным действием своим — изведением Креста от недр земных и явлением его на небе. «Господь не допустил бы оставаться в земле, но извлек его и вознес на небо; с ним Он имеет прийти при втором пришествии Своем». (Св. Иоанн Златоуст, слово о Кресте и распятии). Он обретен при императорах, веровавших во Христа, обретен силой божественной и безыскусственной, единственно силой и твердостью веры. Когда Бог вручил христианам царские скипетры, в это именно время Ему угодно было открыть Крест через жену благочестивую, жену царицу, жену украшавшуюся царской мудростью, умудряя жену, скажем так, божественным богомудрием, дабы она, пользуясь отчасти силой слова, свойственной царственной особе, употребила все, что только могло сдвинуть непреклонное сердце иудеев» (св. Андрей Критский). «Вышло из сокровищниц земли знамение Владыки, знамение, потрясенные которым адские пещеры освободили содержимые в них души. Вышла духовная жемчужина верных, утвержденная в венце Христовом, дабы озарить целую вселенную. Он явился, чтобы быть воздвигнутым, и воздвигается, чтобы явиться (чтобы его видели). Многократно поднимают его и показывают народу, только что не восклицая: «се обретено утаенное сокровище спасения» (св. Андрей Критский). Установленный в память обретения и явления Креста праздник, конечно, имел в душах христиан давно уже подготовленную почву, был ответом на давний запрос их духа. Но он, сразу получив широкое распространение и большую торжественность, без сомнения умножал любовь ко Кресту и почитание его. Крест получает теперь особое значение в борьбе христианина с невидимыми врагами его спасения, особенно в руках подвижников. Теперь оценивают и все значение его не только в деле нашего спасения, совершенном Христом, но и в ветхозаветном приготовлении этого спасения, объясняя и здесь многое его, так сказать, возвратным действием.
О той любви и благоговении, которые получил Крест очень скоро после его обретения и установления особого праздника в честь его, необходимо упомянуть и апокрифическое сказание о нем, передаваемое уже писателем конца IV в. Северианом Гавальскимь. Авраам на месте соединения рек Иора и Дана в одну реку встретил человека, рыдавшего о своих грехах, и велел ему, если он хочет умолить Бога, принести ему три полена. Их патриарх воткнул треугольником на расстоянии половины поприща от обеих рек и велел грешнику поливать их 40 дней по 40 мер воды на каждое полено, сказав, что если они вырастут, то Бог помилует грешника. Они выросли, и грешник пришел поблагодарить Авраама. Выросши еще больше, поленья соединились верхушками и образовали чудное дерево. Оно срублено было для храма Соломонова, но когда его поднимали на приготовленное место в потолке, оно все изменялось в длине и поэтому его вынуждены были положить в храме. Царица Савская, увидев его, воскликнула: «О, треблаженное древо, на немже распяся Христос, Царь и Господь». Тогда Соломон поставил это дерево в восточной стороне храма, обвесив его 30 серебряными венками по 30 сребреников каждый. Один из этих венков дан был в плату Иуде. Были сняты заодно и другие венки, и дерево потеряло свой вид; из него и сделали Крест Христов.

Пост.
Пост в день Воздвижения впервые появляется в уставах Иерусалимской редакции в самых ранних рукописях. О нем Никон Черногорец (XI в.) пишет: «не могли мы ничего найти записанного о посте Воздвижения Честного Креста, но везде он совершается. Известно из примеров великих святых, что они имели обычай предочищаться к великим праздникам. Говорят, что и этим постом верующие положили предочищаться к целованию честного креста, так как и сам этот праздник для того установлен. В соборных церквах сей праздник совершается один день и держится пост, а в Типиконе Студитовом и Иерусалимском два дня — праздник и предпразднство».

Богослужение праздника.
Согласно принятому ныне в Православной Церкви Иерусалимскому уставу, праздничный цикл Крестовоздвижения состоит из предпразднства 13 сентября (соединенного с праздником Обновления иерусалимского храма Воскресения), праздника 14 сентября (в XX–XXI вв. — 27 сентября по новому стилю) и семи дней попразднства, включая отдание 21 сентября.
О начале нынешнего богослужебного последования праздничной службы на Воздвижение трудно сказать что-либо определённое. Несомненно, что некоторые из нынешних песнопений праздника, напр., тропари «Кресту Твоему» и «Спаси, Господи», упоминаемые в памятниках VII в., восходят к VI или даже V в., веку первых творцов тропарей (преп. Авксентия и др). Но характерно, что от первого творца кондаков — преп. Романа Сладкопевца (VI в.), не осталось кондака на Воздвижение (которые есть, не считая Пасхи, на Рождество Христово, Богоявление, Сретение, Неделю Ваий, Вознесение, Пятидесятницуцу и Благовещение).
Необходимо отметить, что по сравнению с гимнографией других двунадесятых праздников, далеко не все песнопения Крестовоздвижения связаны именно с этим событием, многие из них входят в состав крестных песнопений Октоиха (на службах сред и пятниц всех гласов), а также в последования других праздников в честь Креста: Происхождения Честных Древ (1 августа), Явления знака Креста на небе (7 мая), Крестопоклонной недели Великого поста, то есть составляют единый корпус гимнографических текстов, посвященных Кресту Господню. Ряд песнопений в последовании праздника традиционно включают моления за Императора и прошения о даровании ему и его воинству победы. В современных русских изданиях многие строки, содержащие прошения об Императоре, или удалены, или переформулированы, что было обусловлено историческими обстоятельствами. Причину появления таких прошений следует видеть в православном понимании Креста как знамения победы (что сделало Крест частью византийской воинской символики), а также в том, что обретение Креста и установление праздника Воздвижения состоялось благодаря, в первую очередь, святым равноапостольным Константину и Елене. Гимнографическое последование Крестовоздвижения содержит тропарь Спаси, Господи, люди Твоя..., кондак Вознесыйся на Крест волею..., канон прп. Космы Маюмского, большое количество стихир (22 самогласна и 5 циклов подобнов), 6 седальнов и 2 светильна. Канон в последовании Крестовоздвижения только один, но девятая песнь в нем включает не один, а два ирмоса и два цикла тропарей, причем четыре последние буквы акростиха из восьмой песни и первой группы тропарей из девятой песни канона продублированы во второй группе тропарей девятой песни. Необычность такой структуры канона объясняет предание, сохранившееся на Афоне, согласно которому преп. Косма Маюмский, придя в Антиохию на праздник Крестовоздвижения, услышал в одном храме, что его канон поют не на тот напев, который он сам имел в виду, составляя канон. Прп. Косма сделал певцам замечание, но они отказались исправить ошибку; тогда преподобный открыл им, что он и есть составитель канона, и в доказательство составил еще одну группу тропарей девятой песни. В рукописях сохранились византийские толкования на этот сложно написанный канон, на основе которых написал свое толкование (имеющее большую известность в греческих Цекрвах) прп. Никодим Святогорец.

---
Диакон Михаил Лунев. Выпускник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в Москве.

   Храм Святого Великомученика Димитрия Солунского, СПб, 1-я Никитинская улица, д. 1а, 2014г.